Игорь ОГУЛЕНКО: «Автоспорту нужна культура» | CAR-MANIA - Самарский автомобильный портал

Игорь ОГУЛЕНКО: «Автоспорту нужна культура»

Фактически он сделал себя сам. Начав с механика, пройдя гонки на выживание и выучившись на собственных ошибках, Игорь Огуленко стал успешным гонщиком и владельцем собственной команды. Мне он рассказал о том, как стать гонщиком и о том, куда сейчас движется автоспорт в России.

– С чего начинался Игорь Огуленко, как автогонщик?

– Мальчишкой я жил в Уфе, а там есть завод, который производит двигатели. При нем была гоночная команда. И как-то раз я увидел этот спортивный «Москвич» ярко-оранжевого цвета. Гром, вспышка – я попался. Я влюбился в автомобили, в моторы, в мир, который все это окружает. Но любить автомобили тогда и любить автомобили сегодня – это разные вещи. Сейчас есть много журналов, Интернет, телевидение. А тогда, в середине 70-х годов в стране под названием СССР, информацию приходилось собирать по крупицам. Автоспорт считался развлечением для миллионеров, доступа к нему не было. Из редка пробегали строчки в журнале «За рулем» про западный спорт и разворот про отечественный. Это, можно сказать, был единственный источник информации.

В 79-м году отца перевели в Куйбышев. Близость к Тольятти заставила серьезно задуматься над тем, как воплотить свою мечту об автоспорте в реальность. Но меня поджидал сюрприз. С приходом Горбачева страна начала меняться. Автоспорт был в ведении ДОСААФ, отделения возглавляли отставные военные, которые не стремились к какому-то развитию. В Самаре, например, были секции по картингу, мото-спорту и серьезная команда СВТУ (Средневолжское транспортное управление). У них были автомобили, подготовленные к участию в ралли. В общем, пробиться было крайне сложно. Да еще и родители воспротивелись моему увлечению: надо школу закончить, в институт поступить, человеком стать… Какие тут автогонки?!

Но я все же пошел по этому пути, и меня в 19-лет взяли на первые в моей жизни автогонки в качестве механика. Машины тогда были намного проще: в них просто ставился каркас безопасности и все. Меня взяли на прописку трассы, пристегнуты были водитель и штурман, а я сидел сзади в распор. Трасса располагалась на Кавказе, дорога щебеночная. «Волга» под управлением Владимира Стрельникова летела на скорости 140 км/ч, щебенка била по днищу так, что ногами чувствовались удары, мотор оглушительно ревел. Для меня это был шок. Но то, как Стрельников управлял машиной, завораживало. Она на руле, как на пианино играл. Мастерство высочайшее, в любой момент времени, на любой скорости, в любом повороте он держал машину под контролем. Не влюбиться невозможно.

– Получается, что вы с механика перешли в пилоты?

– Именно так. Ведь важно понимать, что автоспорт, это не только красивая картинка, как думают многие: шлем, комбинезон, награды, болельщики. Это в первую очередь работа. Тяжелейший труд, твой и всей команды. А вот когда научишься делать черную работу (а вначале будут доверять только колесо менять, окна протирать, заправлять, да грязь убирать), поймешь, что ради автоспорта ты готов каждый день мести бокс, лишь бы быть членом команды, вот тогда ты научишься работать в команде. Можно, конечно, прийти с большими деньгами и сразу поехать. Но не факт, что из этого будет толк.

– Как смена власти отразилась на автоспорте?

– Плохо. Горбачев принес на предприятия хозрасчет, и им стало не выгодно содержать спортивные команды. Все начало разваливаться. Автоспорт, впрочем, как и многие другие хорошие вещи, оказался в глубочайшей… яме. Не было бюджета, а без него автоспорта нет, не было и не будет никогда. Я в то время занимался бизнесом, чтобы встать на ноги, но ни на секунду не оставлял мысли о гонках и был уверен, что вернусь в автоспорт. Вообще, я во всех анкетах пишу, что гоняю с 1997 года. Именно в этом году я вернулся в спорт и занялся гонками на выживание. Это мероприятие зрелищное, но со спортом имело мало общего. Честно говоря, я такие гонки не люблю. Это не лучший способ подготовить себя к настоящим соревнованиям. Можно выработать чувство локтя, побороть страх перед аварией, но получить навыки хорошего автогонщика в гонках на выживание невозможно, а мне всегда хотелось большего. Поэтому вскоре я вышел из гонок на выживание и начал пробовать себя в кольцевых гонках.

– А когда окончательно перешли в большой спорт?

– 2002-м году я вместе с бывшими «выживальщиками» начали пробовать себя на кольце. В формате Кубка Лада это было наиболее доступно. Первый год был очень тяжелым. Многому надо было учиться и переучиваться после гонок на выживание. Три дня на трассе Невское кольцо проходили тесты, мы вылизывали каждый миллиметр трассы в стремлении добиться результата. В первой гонке меня наказали за какую-то невольную грубость, но все равно я приехал во втором десятке гонщиков, что для меня тогда было неплохо.

Со временем пришло понимание того, что нужно для быстрой езды: необходимо было очень серьезно заниматься автомобилем. Грамотно настроить автомобили – это та еще задача. При этом у меня не было ни тренера, ни наставника. Искал в слепую. Кроме того, стало ясно, что без команды в автоспорте делать нечего и я занялся поисками. Нашел я ее в Питере – гоночная команда Honda. Заодно узнал, чем отличается вазовская техника от иностранной. На вазовской машине у меня было 9 сходов по техническим причинам за один сезон. На Honda такого не было никогда. Причем неполадки на моей гоночной «восьмерке» были такими, что выявить их можно было только на треке, а не в боксе. Вот и покатился мой результат вниз. На Honda такого не было никогда. Но я все больше укреплялся в мысли, что без своей команды не добиться высоких результатов. С командой проще побеждать потому, что она заточена на тебя. Я подбирал людей азартных, с блеском в глазах и бензином в венах. И они все профессионалы в этом деле. Руководителем команды стал Роман Козявин – известный в России титулованный спортсмен.

– Почему именно в Тольятти, а не в Самаре?

– В Самаре есть люди, есть тюнеры, пилоты, но автомобильная команда должна быть с людьми из Тольятти, так как там выше культура автоспорта. После этого начали расти мои результаты и результаты спортсменов из моей команды, появились победы, кубки и даже спонсоры. Андрей Радожнов в Кубке Лада занял первое место и стал чемпионом России по ипподромным гонкам в классе «Кубок Лада». Недавно у моей команды появились серьезные спонсоры из Оренбурга. Жаль, что из Самары никого нет.

– А как сейчас людям попасть в автоспорт? Где та дверь и где тот указатель?

– Вопрос крайне сложный. Ответить трудно. Но дорогу осилит идущий. Автоспорт стоит на трех китах: бюджет, команда и пилот, который постоянно учится, совершенствуется, не боится ошибок, творчески подходит к процессу. Если какого-то из трех факторов не хватает – все рушится.

Вообще, желательно, чтобы человек был чистым, как лист бумаги. Чтобы даже прав не имел, потому что получившие права и поездившие, обычно набираются ошибок и переучивать их сложно. И надо понимать, что автоспорт – это затратно. Детям лучше начинать лучше с картинга. Бюджет на год для ребенка примерно 500 тыс. рублей: это покупка карта, формы, прицепа, бензина, запчастей и т.д. Но прежде, чем тратить деньги надо выяснить, будет ли ребенок заниматься автоспортом серьезно и дано ли ему это. Насиловать не надо. Может он по натуре шахматист, а не гонщик? Тогда затраты окажутся бесполезными. Если дано и есть желание, то надо помогать, тащить и продвигать.

Если говорить о взрослых, которые хотят сразу, сейчас и сегодня, то надо приглашать пилотов в команду на коммерческой основе. Это, кстати, одно из направлений работы моей команды. Зимой можно опробовать новичка в Кубке Лада по ипподромным гонкам.

– А как относитесь к любительскому автоспорту?

– Положительно отношусь. Я даже участвовал в организации любительского ралли «Ностальжи». Это когда встретились ветераны и сочувствующие, покатались по самодельной трассе, шашлычком побаловались. Все было хорошо. Но у любителей есть недостаток: они тренируются без наставника и в результате закладываются ошибки.

– А кроме ошибок любительские гонки что-то дают?

– Конечно. Да просто выплеснуть эмоции – это уже хорошо. Лучше что-то делать, чем просто сидеть. Я хорошо отношусь к драг-рейсингу, хотя считаю, что это соревнование техники, а не людей. Но даже тут есть полезный навык правильного старта. Не поверите, но многим гонщикам этого не хватает. Более близок к кольцевым гонкам дрифтинг. Тут есть понятие апекса, правильной траектории, стабилизации машины…

– А куда сейчас идет автоспорт? Развивается или стоит на месте?

– Сложный вопрос. Зависит от того, как развивается культура автоспорта. В Татарии, например, это национальный спорт – дети президента достаточно известные в Европе спортсмены. В Татарии строятся новые трассы. В России же все как-то странно происходит. Сейчас у нас самая серьезная трасса – это Невское кольцо, но она 2 года как закрыта. Есть еще одна профессиональная стационарная трасса в Мячково. Много трасс осталось в бывших союзных республиках. Что-то планируют строить в Москве для Формулы-1, но этот разговор идет уже давно. Автоспорту необходима массовость. А ее пока нет, как нет и хороших гоночных трасс. Многие спортсмены из-за этого уезжают в Европу. Сейчас бюджеты российских гонок сравнялись с европейскими. Мы с большой надеждой ждем трассу в Смоленске. Ее обещают скоро закончить. Надеемся, что будут новые пилоты, новые имена.

– А Самара?

– К сожалению, в моем любимом городе есть только группы энтузиастов. Их очень мало – всего 5 человек на миллионный город, которые профессионально занимаются гонками. Любителей больше. Они собираются, проводят гонки, но у них нет ни бюджета, ни четкой организации. Фактически это выпуск пара. Хорошо, что хотя бы один этап Кубка России по ипподромным гонкам проводят.

– Как это можно исправить?

– Во-первых, необходима популяризация автоспорта. Чтобы люди хотя бы знали, что такое автоспорт. Во-вторых, чтобы достичь массовости нужны бюджеты, а для этого нужна государственная поддержка, хотя бы в виде налоговых льгот для спонсоров. И нужны новые трассы. И тогда все будет, как на западе. Например, в Финляндии 6 кольцевых трасс. И это на страну, все население которой меньше населения Москвы.

– Какие у вас планы на этот год?

¬- Борюсь за титул чемпиона России по кольцевым гонкам в классе Кубок Honda. А зимой планирую стать чемпионом по ипподромным гонкам. Думаю, что готов к этому.

ФАКТИЧЕСКИ

ИГОРЬ ОГУЛЕНКО

Дата рождения                  26.03.1963

Семейное положение        женат, имеет двух сыновей

Автоспортивный стаж       с 1997 года

Спортивное звание            мастер спорта

2001 год                             Призер гонок на выживание, победитель «Звездного заезда»

С 2002 года                        Начало гоночной карьеры в кольцевых автогонках в классе Кубок Лада. Итоговое 6-е место среди 45 участников.

По 2005 год                        Вице-чемпион России в командном зачете Кубка Лада. Неоднократный призер соревнований в классе Кубок Лада и Кубок Калина.

С 2006 года                        Пилот чемпионата России в классе Honda. Бронзовый призер этапа чемпионата России.

2007 год                             Вице-чемпион России в командном зачете в классе Кубок Honda, неоднократный победитель и призер соревнований по кольцевым автогонкам в классе Honda.

2008 год                             Победитель этапа по ипподромным гонкам в классе Кубок Лада, бронзовый призер чемпионата России по итогам сезона в этом классе. В кольцевом чемпионате в классе Кубок Honda в первых 4-х гонках трижды поднялся на верхнюю ступень пьедестала.

Похожие посты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*